Интернет сайт  Rocknrolluniverse  13.07.2005          автор:   Nightwatcher

 

Интервью с Нилом Смитом

(отрывки из интервью)

 

Когда дело касается рок барабанщиков эры классического рока, или любой другой эры, Нил Смит – настоящая легенда. Его работа на первых семи альбомах (восьми, если считать диск 'Greatest Hits') выпущенных оригинальной группой Alice Cooper Group, помимо Нила в этой группе играли вокалист Элис Купер, гитаристы Майкл Брюс и покойный Глен Бакстон и басист Деннис Данэвей, является замечательным рок барабанным мастерством когда-либо записанным на пластинки. Сочетая легендарные театральные эффекты с вечным умением сочинять песни и музицировать, оригинальная группа Купера выдала несколько невероятных альбомов, которым с тех пор не было равных во всей рок истории. В начале 70-х именно исключительная игра Смита на классических песнях помогла сделать группу мировыми звездами. Такие темы как "Halo Of Flies," "Killer," "Billion Dollar Babies," "School's Out," "I'm Eighteen," и "No More Mr. Nice Guy," среди некоторых, укрепили его репутацию как одного из известнейших музыкантов за ударной установкой. Через 30 лет после распада оригинальной группы, Смит не потерял былой силы, и с группой Bouchard, Dunaway and Smith, (BDS) записал три альбома вместе с бывшим басистом Купера Деннисом Данэвеем и бывшим басистом B.O.C. Джо Бакардом переключившимся на гитару и вокалы, это мощное трио которое сохраняет чувство классического, тяжелого рока, одновременно смело вступая в новое тысячелетие, также как проект Cinematik с басистом Питером Катуччи, и его сольные достижения. Учитывая все это, включите альбомы 'Love It To Death,' 'Killer,' 'Billion Dollar Babies,' 'School's Out' или любой другой классический альбом оригинальной группы (вперед, мы подождем вас, честно) и присоединяйтесь к нам когда мы совершаем путешествие по истории группы Alice Cooper и не только, вместе с экстроординарнм барабанщиком Нилом Смитом....

 

Когда ты понял, что ты хочешь стать музыкантом?

 

Ну, это произошло еще в Акроне, штат Огайо, когда я был мальчишкой. Конечно, я начал играть на барабанах раньше парней из группы Alice Cooper, кроме, может быть, Глена. В начальной школе, я всегда хотел играть на барабанах, но моим первым инструментом, я начал играть на нем в четвертом или пятом классе, был тромбон. Потому что моя мама была большой поклонницей Глена Миллера, музыки 40-х, и у ней была целая коллекция альбомов джазовых биг бэндов, на этой музыке я вырос. Тромбон был единственным инструментом в доме, и моя мама сказала, «Если ты хочешь научиться играть на каком-то инструменте, тогда научись играть на тромбоне». На что я ей ответил, «Я хочу научиться играть на барабанах». Так что я начал учиться играть на тромбоне, и я был просто ужасен. В подростковом возрасте у меня в горле вырос полип. В начале 50-х многие дети умирали от подобных полипов, когда эпидемия прокатилась по всей стране. И эта болезнь немного повлияла на мое горло, но мне повезло я выжил, в отличии от некоторых других детей. Все потому что мне не нравился этот инструмент, и на тромбоне я бы не смог добиться ощутимых успехов, и этот факт очень расстраивал меня. Я брал деревянные ложки и играл ими на кухне по кастрюлям и сковородкам, как это делали дети в то время, и наверное они и сегодня продолжают это делать, вот как я начал играть на барабанах. (смеется) После того как я забросил тромбон, мне было лет 10-11-ть, и я начал играть на малом барабане. У моего двоюродного брата был маршевый, малый барабан фирмы Ludwig. Я начал играть на нем, просто брал уроки в школе, потом, через год, на Рождество мне подарили целую барабанную установку. Я продолжал брать музыкальные уроки в школе, я играл в школьном оркестре в школе Simon Perkins Junior High в Акроне и в маршевой группе в школе Buchtel High. Потом, мне посоветовали брать частные уроки. Я занимался у преподавателя в Музыкальной Консерватории в акронском университете, где я по настоящему открыл ля себя барабаны и литавры, оркестровые томы и всю остальную перкуссию. Я страстно увлекся разнообразной перкуссией, когда начала «разрастаться» моя барабанная установка. Каждая часть моей ударной установки всего-навсего демонстрировала мое увлечение перкуссией. Это удивительно, недавно я смотрел по телевизору передачу посвященную Элвису Пресли и даже в 1974 году, ударная установка барабанщика Элвиса была точной копией моей установки. Поразительно, как все копировали мою большую ударную установку. Когда я попросил фирму Slingerland установить три том тома на один басовый барабан, они решили, что я верно рехнулся. Но из-за того, что у меня такие длинные руки, я могу дотянуться до всех барабанов. Так у Slingerland появилась идея установить три том тома на один басовый барабан, и после этого, в 70-х появилось огромное множество чудовищных барабанных установок. В любом случае, моя установка из больших барабанов была первой.

 

Кейт Мун был одним из твоих любимых барабанщиков. Ты позаимствовал эту идею у него?

 

Кейт был великим барабанщиком, но его первая установка с двойными бас бочками состояла только из семи барабанов, это была такая маленькая установка. После того как у меня уже сформировалась огромная установка, барабанщики начали дополнять и расширять свои установки. Кейт до последнего времени никогда не делал этого. Я видел, как он играет на своей установки Pictures Of Lily во время турне Who Magic Bus. И опять же установка состояла только из 9-ти барабанов и в то время это считалось большой «кухней». В кейтовскую установку Pictures Of Lily входило два басовых барабана, верхние том томы, «напольники» и малый барабан. Он играл на всех барабанах как безумец, потом, через несколько лет, он дополнил свои ударные установки. У меня было несколько комплектов оркестровых томов, бонги, литавры и т. д. Моя большая установка состояла из 22-х барабанов, а потом даже она начала дополняться и расширяться. Потом, можно было наблюдать за тем как все ударники начали дополнять свои установки, но никто не делал этого, в этом деле я был первым, даже Кейт Мун последовал за мной. Он повлиял на мою манеру игры на двойной бас бочке, я стремился создавать огромные барабанные установки.

 

Ты часто тусовался с Кейтом, не так ли?

 

Были люди, с которыми мы встречались куда чаще, но есть одна известная история, которая произошла в зале East Town Ballroom. В тот вечер мы играли на разогреве у The Who, это было уже после того как вышел альбом Love It To Death. Это был старый кинотеатр, и там сохранился большой экран который можно было опускать, и группа разогрева должна была играть перед этим экраном, а аппарат хэдлайнеров находился в глубине сцены, за экраном. Было классно стоять за экраном, потому что через него все было видно. Когда после того как мы отыграли, я ушел со сцены, мой барабанный техник «Гусь» пробрался за кулисы для того, чтобы рассказать мне историю. В то время мы завершали наши концерты песней Black Ju Ju, это была грандиозная финальная песня, со сцены летели перья, CO2 и все остальное. Однако, Гусь спросил меня, «Ты слышал что творилось за твоей спиной?». Я сказал, «Нет». А он мне, «Кейт играл на барабанах прямо за тобой, и он повторял каждое твое движение в песне Black Ju Ju». Кейт играл песню вместе со мной, спрятавшись от зрителей за большим кино экраном. Очевидно, когда я увлекся, и увлеченно играл песню, наверное, рядом со мной мог прогреметь взрыв, и я бы даже ничего не услышал. Но я решил, что это было круто. Кейт проиграл всю песню, от начала и до конца, он играл вместе со мной. Я бы хотел иметь у себя в коллекции видео н котором Кейт играет Black Ju Ju вместе со мной, прямо за моей спиной, в дыму, перьях и CO2.    

Потом, это произошло в зале The Rainbow, примерно через год, когда мы выступали в Лондоне, они (The Who) представляли публике шоу Tommy. Они были хэдлайнерами на вечернем концерте в пятницу, а мы хэдлайнерами в субботу. Это было после выхода альбома Schools Out. После того шоу, мы почти всегда выступали хэдлайнерами. И в ту пятницу мы пошли посмотреть на них, я хотел купить себе Роллс Ройс. Я поехал на машине, чтобы оценить ту тачку, но не за рулем, тогда в Лондоне у меня был свой шофер. Тем вечером мой шофер отвез нас на шоу, и это была не обыкновенная ночь. В конечном итоге, я купил себе ту машину, и та тачка мне нравилась, потому что в тот день я побывал на концерте The Who. После шоу, мы прошли за кулисы, и на тот момент я еще не был официально знаком с музыкантами группы. Мы пару раз играли с ними, и ходили на несколько их концертов, но формально, мы никогда не встречались с ними. Мы поднялись по лестнице в их гримерку, Таунсенд и остальные ребята «остывали» после концерта. Это было феноменальное шоу. Это был один из пяти лучших концертов, которые я видел в своей жизни, а ведь я видел несколько великих шоу. The Who, как нигде любили и почитали в их родном Лондоне. Я видел их в Детройте и Лос Анжелесе, но это не шло ни в какое сравнение с их концертов в их родном городе. Также радушно и с любовью нас встречали на сцене в Детройте. Я могу часами рассказывать о том какое это было невероятное шоу. Я подошел к Питу, пожал ему руку. Он сидел на диване, и я сказал, «Привет Пит, я – Нил Смит», а он ответил, «Я знаю, кто ты, черт тебя дери!», а потом он укусил меня за коленку. (смеется) Но я узнал Кейта получше через пару недель, когда в лондонской студии мы заканчивали работу над альбомом Billion Dollar Babies. Тогда Кейт приходил на сессии записи. Тогда я играл на серебряных, хромированных барабанах Slingerland, это была моя рабочая, концертная установка, и установка серебристых  Slingerland с блестками, на этих барабанах я тогда записывался. Я привез обе эти установки вместе с собой в Лондон. На самом деле, я забросил те барабаны с блестками, но откопал их снова и реставрировал. Я совершенно забыл о том, что Кейт Мун играл на этой установке. Я продал эту установку по частям, а потом сказал себе, «Бог ты мой, ведь Кейт играл на этих барабанах, и к тому же я записал на них такие альбомы как Love It To Death, Killer и Schools Out. Мне лучше вернуть их себе».

 

Потом, ты сотрудничал с Питом?

 

Нет, вовсе нет. Наверное, это было единственный раз. Он не приходил в лондонскую студию, так что это был единственный, раз когда я встречался с ним. Потом, я только раз разговаривал с ним, когда группа Alice Cooper взяла годичный отпуск, чтобы все занялись своими сольными проектами. Майкл записал In My